Dive Reviews
 
Рубрика: «Погружения в пещеры»
текст и фото:
 

Долгий день в пещере Emergence du Ressel

Справка - географическая и историческая.

Наверное, стоит начать мой рассказ с небольшого отступления для знакомства с этой пещерой, т.к. она заслуживает детального описания. 

Без какого-либо преувеличения её можно назвать одной из самых известных подводных пещер южной Франции. Находясь в регионе Юг-Пиренеи, в департаменте Лот, она как магнитом притягивает сотни кейв-дайверов, которые съезжаются со всего мира, чтобы полюбоваться на красоты её подводных туннелей и шахт.

Начало этой, в принципе, типичной карстовой пещеры находится прямо в маленькой речушке Célé. Тут же, буквально в километре от пещеры, находится малюсенький, уютный и немного сонный городок Marcilhac-sur-Célé, который и городком то можно назвать с огромной натяжкой, скорее деревушка с парой десятков живописных домиков, скучковавшихся вокруг остатков бенедиктинского монастыря с готической церквушкой в центре.

Регулярные погружения в Рессель происходят уже больше чем пол века. Большая часть из них происходила, конечно, в её мелкой начальной части, но и серьёзные исследовательские погружения в неё предпринимались с завидной регулярностью.

Так, наверное, один из самых известных немецких исследователей подводных пещер Йохeн Хазенмайер (Jochen Hasenmayer) со своим сдвоенным ребризером Speleo-Twin (STR 80) уже в 1981 году достиг отметки в 1750м от входа. Не менее известный швейцарский исследователь Оливер Ислер на своём тройном ребризере RI2000 в 1990 году достигает отметки 1950м и конца первого сифона. На тот момент это было действительно выдающееся погружение.

Оливер Ислер (1 и 2) фото Гевина Ньюмана (Gavin Newman)

Затем были погружения немцев Райнарда Бухали (Reinhard Buchaly) и Сандро Модео (Sandro Modeo) в конец первого сифона, а также англичан Рика Стентона (Ric Stanton) и Джейсона Меллинсона (Jason Mallinson), которые всё дальше исследовали пещеру.

Подготовка к погружению.

По традиции мы жили в живописных котеджиках на плато рядом с городком Cajarc. Внизу плато есть своя маленькая подводная пещерка Gouffre de Lantouy, в которую, кстати, тоже можно нырять. Правда мои студенты её недолюбливают, если им во время курса приходилось в ней побывать. Но, конечно, нас интересовала не она, а Emergence du Ressel, которая находилась примерно в 40 километрах от дома.

Планы по дальнему погружению в эту пещеру у нас были с Юрой Базилевским уже давно. Мы методично обныривали её уже и в предыдущие поездки - меняли ходовик (ныне он заменён до 1200м), латали старый, отрабатывали технику и снаряжение.

Рессель внутри

Так и в этот раз - после проведённого мною кейв-курса в первую неделю мая мы начали методично разныриваться в Ресселе.

Разнырка включала в себя не столько просто погружения, сколько подготовку к самому пуш-дайву. К сожалению, саппорт-дайверов у нас практически не было - только лишь 2 человека: Дима Егельский и Лёша Элистратов, которые нам посильно помогали в таскании сотен килограммов оборудования, за что им отдельная и громадная благодарность. Без них наша жизнь и подготовка была бы куда более тяжёлой. Ну и, конечно, огромное спасибо Ане - она нас просто возвращала к жизни всякими вкусностями и горячим чаем, когда мы под ночь возвращались усталые и голодные домой.

Как ни странно, подобные проекты сложны даже не столько самим погружением как таковым, сколько именно планированием, подготовкой и логистикой. Ведь нужно подготовить, забить и проанализировать газы, зарядить и собрать скутера и свет, подготовить, заправить и проверить ребризеры, а также взять всё необходимое для погружения оборудование… Отремонтировать то, что успело поломаться, протечь или выйти из строя… Всё это погрузить в машины, проехать до места погружения, выгрузить на месте, отнести ко входу в воду, отнырять, затем снова притащить всё это к машинам, загрузить, приехать домой, выгрузить, разобрать, почистить и поставить на зарядку…. И всё повторить сначала :-) … И так каждый день.

В общем, дел хоть отбавляй, а времени на отдых остаётся очень мало. Так и получается, что каждый день подъём происходит всё позже и времени на сборы уходит всё больше. И постепенно само погружение начинает смещаться ко второй половине дня или даже к вечеру, а это не очень хороший знак.

Точнее, это явный сигнал к тому, что пора сделать хотя бы один полный день отдыха, чтобы успеть полностью восстановиться и снова сместить начало погружения в первую половину дня.

Это, кстати, очень важный аспект. Физическая усталость и психологическое напряжение накапливаются и непременно дадут о себе знать вначале мелкими промашками и незначительными ошибками, а потом, если это не заметить и не принять меры, грозит возможным возникновением более серьезных проблем. Потеря внимания, концентрации и общая физическая усталость под водой в пещере на значительной глубине и большом расстоянии от входа может закончиться очень плачевно, если не сказать фатально…

Ко времени нашего приезда уже две недели шли сильные дожди, и у меня были опасения, что погода не позволит провести толком ни курс, ни отнырять самим. Кто не очень хорошо знаком со спецификой пещерных погружений, может спросить, при чём тут погода и погружения в пещеры. Но взаимосвязь тут полная и прямая. Поскольку Рессель - карстовый источник, то он является выходом части дождевой воды, которая после осадков собирается на плато, просачивается по трещинам сквозь породу, доходит до водоносного слоя и выходит из него в реку. Т.е. чем сильнее и дольше были осадки, тем сильнее и продолжительнее будет напор воды из источника. Аналогия с краном в квартире и водонапорной башней может прийти на ум сама по себе и будет не шибко далека от истины.

Плато над городком Marcilhac-sur-Célé

В самом начале моего кейв-курса, который я проводил в начале поездки, давление воды в Ресселе было такое, что выходящая струя воды выдавливала большую прозрачную “линзу” на поверхности мутной речной воды, которая была около метра в высоту и пары метров в диаметре, а из входа в пещеру время от времени вылетали камни, которые могли бы запросто разбить маску или повредить оборудование. Даже совсем небольшая речка Cele, обычно тихая и спокойная, тут разлилась и превратилась в бурный и быстрый поток.

Я, пару раз пытавшись пролезть в пещеру с таким паводком, чуть не потерял маску, которую у меня едва не стащило с лица мощным течением… Напор воды был такой, что я ощущал себя демонстрантом, которого “охлаждают” из полицейского брандсбойта.

В общем, нам оставалось только погружаться в других пещерах, которые либо ещё не начали походить на водомётные пушки, либо уже перестали ими прикидываться, поскольку давление уже успело упасть до приличного.

В свободное время мы ездили по окрестностям - благо красивых мест во Франции очень много. Чего стоила только поездка в Rocamadour - восхитительный городок, построенный прямо в скалах!

Russo turisto

Подготовительные погружения.

Но к нашему счастью дожди, которые шли в первых числах, постепенно прекратились, и Рессель позволил нам таки через пару дней в него погрузиться. Ну или “разрешил” временно, так как пещерка в этом плане довольно капризная.

Погружения мы распланировали таким образом, чтобы не просто разныриваться без дела в пещере, но и задепонировать донные баллоны в определенных местах, осмотреть ходовик на предмет возможных разрывов и убедиться в его правильном положении. Мы также проверили видимость и течение в дальней, более глубокой части пещеры.

План Ресселя сверху

Ressel Aufsicht Gesamtplan.jpg

Конечно без разных приключений тут не обошлось. Первое погружение прошло штатно: мы отбуксировали стейджи на удаление в 850м сразу за первым глубоким т-перекрёстком и на глубине в 55м закрепили их на ходовик. Вся дорога туда и обратно, а также декомпрессия прошла без каких-либо эксцессов. Видимость хоть и не была идеальной, но метров 10 было точно, что позволило нам снова насладиться видом этого замечательного источника.

Но на следующий день в погружении на удалении примерно в 1км от удара о стену отказал/заклинил основной буксировщик. После недолгого совещания, используя запасной буксировщик, мы проехали ещё 300м и скинули два донных стейджа на ходовик. Дорога назад была, к счастью, без проблем.

Дома мы быстро устранили поломку, хотя она была довольно необычной - и мы развлекались тем, что представляли выход из строя всех скутеров и время деки, которое натикает, если выходить на ластах из дальней точки погружения.

Третий день начался выходом из строя основного света. Погружение, естественно, прервали, а в итоге оказалось, что был поврежден кабель лампы. Вечером починили лампу и заодно отдохнули - благо всё снаряжение уже было подготовлено и можно было просто ничего не делать, что тоже иногда вовсе неплохо. Юра с серьёзным лицом объяснил, что пещера принимать нас пока не хочет. И, как бы между делом, рассказал байку про “белого спелеолога” и “чёрного альпиниста”, где, мол, они неприкаянно так ходят по пещерам и лазают по скалам, пугая честной народ, потому как не послушались более умных товарищей и пошли в одиночку - кто в гору, кто на…. Напомнило чем-то про “в тёмном, тёмном городе, на тёмной, тёмной улице…” :-) Или байку про “Летучего Голландца”…

Но и на следующий день нам не сужденно было погрузиться. Мы ушли по ходовику с поверхности реки и подплыли ко входу в пещеру - как вдруг в какой-то момент раздался оглушительный хлопок, и мне показалось, что на меня то ли свалилась сверху глыба, то ли что-то рядом сильно ударилось или взорвалось. Почти сразу я услышал громкий и пронзительно шипящий звук выходящего газа. На полном автопилоте (спасибо тренировкам и мышечной памяти) я быстро закрутил оба изолятора (их на ребризерном фрейме два) и начал закручивать левую стойку, так как по выходящему давлению газа быстро понял, где находится утечка. Быстро подоспевший Юра помог мне, и мы по традиции последних двух дней бодро закончили пятиминутное погружение.

Как итог – лопнувший шланг высокого давления, 15 бар газа, которые успели стравиться и Юра, который совсем уже с мистическим выражением лица сообщил, что пещера нас не пускает и, если пустит, то явно не выпустит. После этого все тоже стали ходить с загадочными лицами, многозначительно поглядывая друг на друга и поцокивать. В какой-то момент мне аж захотелось поехать к источнику и начать ритуал изгнания маленьких французских пещерных бесов :-).

Этот случай с лопнувшим шлангом высокого давления лишний раз убедил меня в том, что целесообразно в первую очередь закрывать изолятор - и только потом уже искать место утечки газа. Забавно, что в пику тем, кто считает, что выйти в первую очередь может правая стойка, тут вышла из строя левая.

На скутера, кстати, мы ставили камеру GoPro2 - потому после дайва могли просматривать погружение, пробуя анализировать какие-то моменты или просто просматривая снова пещеру на предмет маленьких французких… ну сами понимаете - ведь где то же они прячутся!? :-)

Камера GoPro, которая приказала потом долго жить

Небольшую нарезку видео из наших погружений можно посмотреть на Ю-тубе.

Камера, конечно, очень и очень неплохая, но оригинальный бокс, адаптированный сторонней фирмой для подводной съёмки, давления не выдержал и продавил линзу камеры, раздробив её верхнюю часть. И случилось это на жалких 39м глубины.

Потому на видео присутствует тёмное пятно посередине. В новом оригинальном боксе такой проблемы уже быть не должно.

День основного погружения.

С утра все встали бодрые, поскольку последние дни не ныряли и вообще особо ничего не делали. Плотно позавтракали Муресом, Гризалисом и Горгулисом. Не знаю точного перевода, но примерно так по-франзузски назывались джемы из разных ягод и фруктов, ну или мы их так называли. Вольный перевод или скорее кривая транскрипция, но звучит очень забавно!

“Юра, подай мне Муреса - и на тебе Горгулиса!”

Большое количество углеводов - как “быстрых”, так и “медленных”, должны были нам ещё очень пригодиться в предстоящем погружении, потому о диетах никто не думал, а багеты и джем в банках таяли на глазах.

Короткие сборы, проверка снаряжения - и мы бодро отправились к пещере.

На источнике к нашему удивлению никого не было, и мы могли спокойно разгрузиться, собрать снаряжение и подготовиться к предстоящему погружению.

Снаряжения было значительно меньше, т.к. часть стейджей мы уже разместили в пещере, и таскать теперь нужно было не так много. Делаем последние функциональные проверки и настройки ребризеров, света, скутеров и стейджей. Распихиваем по карманам поддёв и сухих костюмов кучу мелочей и сразу идём в воду. Поскольку температура была уже летняя, а на юге Франции лето довольно жаркое, мы, не одевая снаряжения, идём остужаться. Вода в реке приятно прохладная - и вылезать обратно за тяжёлой снарягой совсем не хочется. Я даже искупался до этого в реке - уж лучше чуть продрогнуть и быть потом сухим в тёплой поддёве, чем пропотеть в сухом костюме и всё погружение мёрзнуть.

Охлаждаемся перед погружением

Ну вот, залезаем в ребризеры, спускаемся в воду и начинаем методично размещать оборудование по своим местам.

Перед дайвом

Это занимает порядком времени, т.к. всё должно находиться строго на своём месте, чтобы, работая вслепую, ничего не нужно было лишний раз искать, вспоминая куда и что ты повесил.

Ещё пару стейджей и…

Наконец-то мы полностью готовы, включаем скутера и плывём вверх по течению, в сторону входа в пещеру. Течение еще достаточно сильное и, если не прижиматься вплотную к берегу, сразу начинает сносить назад.

Добрались до ходовика, который закреплён на поверхности. Это наш же ходовик, который мы проставили тут 2 года назад.

Обмениваемся кивками и даём друг другу “ок” на погружение.

По уговору мы плывём паралельно, если это возможно. Там, где слишком узко для двоих, плыву первым я. На входе в пещеру, около 8м глубины, осматриваем кислородные стейджи. Давление в норме, закреплены правильно, табличка есть - можно ехать дальше. Таблички с надписями “Пожалуйста не трогайте стейджи, идёт эксплорация” мы вешали на каждое место депонирования стейджей, чтобы другие дайверы “нечаянно” не вытащили их наружу. Прецеденты, к сожалению, уже имелись…

Рессель в верхней галерее довольно мелкий, глубина на первых 180м удаления не больше 12м и только с дистанции в 400м начинает падать сначала до 50м, а потом и глубже.

Проверив стейджи, мы, довольно ловко лавируя с нашими большими буксировщиками между здоровущими глыбами, едем к первому т-образному перекрёстку, после чего поворачиваем в правый ход - и по более глубокому, но более удобному коридору плывём к нашей первой остановке. Через несколько минут доходим до неё. Она находится практически точно на 21м глубины, и тут есть очень удобная полка, где мы всегда смениваемся на донный газ или на обратной дороге снова на декомпрессионный.

Переходим с EAN 50 на тримикс 15/55 , оставляем баллон с найтроксом на ходовике (он нам пока что больше не нужен) и начинаем погружаться в глубокий Рессель. Вертикальная шахта ведёт нас сначала до 35 м, а затем через десяток метров на 39м. Тут мы должны оставить декомпрессионный тримикс 30/30 - он нам нужен будет только на обратном пути. Почти сразу погружаемся до 45 метровой отметки. На этой глубине и начинается глубокая и самая интересная часть пещеры. Привычно обмениваемся световыми сигналами, что всё ок и начинаем движение в глубину галереи.

Рессель действительно очень красивый, и пока мы едем, у нас есть немного

времни осмотреть его снова. Размеры поражают воображение. Многие думают, что пещеры должны быть обязательно узкими, мутными и темными щелями, но это далеко не так: размеры туннелей достигают до 10 метров в высоту и столько же в ширину, различные залы смениваются разломами и трещинами, туннелями и витиеватыми ходами с карнизами и разными выступами. Всё это выглядит просто потрясающе!

Так, следуя за нашим ходовиком и разглядывая прелести пещеры, мы относительно быстро добираемся до первой глубокой т-шки (перекрёстка). Тут нам нужно будет повернуть направо, иначе мы поедем по более узкой части, где менее удобно, заиленно и, к тому же, более глубоко. Обмениваемся сигналами, что оба зафиксировали визуально перекрёсток, и едем дальше. Тут недалеко должны находиться наши первые донные стейджи, которые мы оставили на первом погружении. Поворот, ещё один - и вот они дорогие. Подъезжаем к баллонам, уходим со скутеров, затем наработанными движениями проверяем давление, шланги и крепление стейджей на ходовике. Стрелки тоже никуда не делись, как и табличка с просьбой не трогать баллоны. Это хорошо - всё идёт пока по плану.

Говорю Юре “поехали”, и мы начинаем движение дальше. Разговаривать друг с другом, находясь в ребризерном контуре, можно, особенно на глубине и/или с тримиксом. Конечно, беседы вести не приходится, но понять друг друга можно вполне. Забавно звучит, когда бадди, забывая о таком эффекте, начинает мяукать и задумчиво попискивать (по-другому эти звуки из-за тримикса не назвать) что-то себе под нос.

Доезжаем до “П-шки”- это когда ход пещеры резко уходит вверх, затем так же резко переходит в горизонтальную плоскость и через пару десятков метров снова резко уходит вниз. Потому мы и назвали это место “П-шкой” - оно выглядит как буква “П”. На втором дайве тут вышел из строя скутер. Мы, не останавливаясь, ловко залетаем в П-шку и продолжаем движение. Глубина после этого места падает до 67м. На втором глубоком перекрёстке находятся наши вторые донные стейджи. А это уже 1300м от входа.

На таком удалении и глубине невольно начинаешь задумываться - а что ты вообще тут забыл, и что тебя заставляет нырять и делать такие погружения? Мысли путные не приходят и, вероятно, внятного объяснения никогда толком и не будет. Наверно такие же мотивы толкают людей покорять вершины или спускаться в бездны. Дух первооткрывателя или любопытство?

Кстати, как ни странно, в пещерном дайвинге не глубина является наиболее сильным стрессовым фактором, а именно удаление от входа. По сути, конечно, серьёзных стрессовых факторов много: это и глубина, и удаление, и снаряжение, и ребризер, а также отсутствие света, холод, скутера, огромное количество снаряги и ещё целая куча более мелких вещей, которые нужно держать под очень жёстким контролем.

И вот несколько поворотов - и мы выходим к нашим дальним стейджам. Снова проверка всего и вся, и мы начинаем движение дальше. Отсюда проложенный нами ходовик уже закончился, и, как мы и боялись, нормально проставленного ходовика тут больше не было - были только какие-то обрывки различных старых ходовиков, которые остались от предыдущих дайверов, да ещё знаменитая проволока Хаземайра, которая, коварно извиваясь спиралью, лежала рядом.

Такую проволоку раньше использовали вместо ходовика - считалось, что это надёжней. Отсюда начиналась самая трудная часть погружения. Нам, естественно, пришлось латать старый ходовик, плюс использовать новый с катушек для того, чтобы проложить его для нашего возвращения. Это нас очень сильно задерживало, но нам ничего не оставалось, т.к. мы понимали, что без правильно проложенного ходовика мы никогда отсюда не выберемся, если что-то не дай Бог случится.

Работа двигалась медленно, далеко не так быстро, как хотелось. Обрывки ходовиков и проклятая проволока не давали нам быстро работать. Приходилось их связывать, резать, снова вязать и крепить на подходящих местах, а также держаться подальше от проволоки, в которой запутаться или поймать на винт скутера нам совершенно не улыбалось и было действительно опасно.

Глубина по мере нашего движения и работы с линем упала постепенно до 70м, затем до 75м и, наконец, до максимальных 83м. Это был конец глубокой части, но нам предстояло ещё долгое всплытие наверх.

Однако, из-за работы с ходовиком до фактического движения наверх нам еще было далеко. Работа с ходовиком продолжалась. О первичном плане по времени на глубине уже больше думать не приходилось, потому мы подобрали нужный план по донному времени и начали постепенно всплывать, опять же попутно латая старый ходовик и надставляя новый. Теперь нам нужно было быть очень внимательными, чтобы не пропустить первый перекрёсток на всплытии, на котором нам нужно было уходить в левый коридор .

Таких перекрёстков впереди нас ещё ждало два - по плану нам нужно было попасть в “Lac-T” (Т-Озеро). Перекрёстки, правда, только название имеют такое - на самом деле иногда очень сложно понять, куда какой ход ведёт и где он вообще. К сожалению, это не улица с чёткими указателями, куда и как повернуть. Тут ходы могут уходить как в стороны, так и вверх или вниз под разными углами, сразу меняя направление и диаметр.

Мы тут до этого никогда не были и потому пользовались описанием и картой, которую набросали заранее в ветноутах. Уплыв же в другой коридор пещеры, нам нужно было бы возвращаться назад и снова искать верный путь.

Пещера внезапно стала сужаться - это заставило нас плыть друг за другом, обмениваясь сигналами светом.

Так, медленно, мы добрались до глубины в 21м. Поскольку мы теперь находились в вертикальной шахте, то оставить донный газ и запасные скутера оказалось толком негде. В результате нам пришлось протянуть ещё один ходовик от основного в сторону, в небольшую каверну, где мы и сложили стейджи и скутера.

Отсюда началась долгая декомпрессия, т.к. из-за танцев с ходовиком внизу мы сильно выбились из первичного графика и за это пришлось расплачиваться дополнительным временем декомпрессии.

Пока работали, было тепло, однако как только мы начали стоять декомпрессию, стало вначале прохладно, а потом и вовсе холодно. К счастью, у каждого из нас был электро-подогрев, коим мы и воспользовались. Для экономии электричества мы перешли с основного света на бекапные, запасные лампы. Света от них было, конечно, много меньше, но вполне достаточно, чтобы понимать куда плыть и где стоять. Таким образом, мы постепенно всплывали, двигаясь по довольно уже узким корридорам и разглядывая пещеру.

Медленно двигаясь вперед на глубине трех метров, мы наконец увидили блики и отражение света наших фонарей. Свет отражался и переливался, освещая все вокруг. Я поднял голову и увидел узкую полоску поверхности воды. Радости нашей не было предела, т.к. сидеть на декомпрессии нам уже порядком надоело. Конечно же мы устали и жаждали скорее выбраться из воды, чтобы осмотреться и отдохнуть. Судя по нашему плану, это и было “Т-Озеро”, куда нам было и нужно. Через это озеро должен был быть проход дальше, в следующий более мелкий и короткий сифон.

Озером это можно назвать, конечно, с большой натяжкой. Больше это похоже на узкий гротик пару метров длиной, упирающийся в завал из глыб. Так, гадая, что же там за этими глыбами и вообще на поверхности, мы и провели последние минуты под водой.

Наконец время декомпрессии закончилось и мы стали медленно всплывать к поверхности. Наш декомпрессионный план был рассчитан изначально достаточно консервативно, посколько любая форма ДКБ на таком удалении была бы крайне нежелательна. Так в общей сложности мы провели под водой около 5 часов и наконец-то всплыли в конце первого сифона. Не вытаскивая загубников ребризеров изо рта, мы с любопытством начали осматривать пещерку, куда так стремились.

Первое, что нам сразу стало ясно, что через глыбы нам так просто не перебраться или что мы что-то напутали с планом и выплыли в другом озере. Ведь по описанию тут должен был быть проход дальше, которого не было. По этому проходу можно было бы пройти не вылезая на поверхность и не снимая с себя снаряжение.

В теории это могло быть также “Озеро Ислера”, либо “Озеро Блоков” - и то, и другое нам было совершенно не нужно, так как оба озера были тупиковыми и никуда не вели. Все перекрёстки мы проходили правильно, я был в этом практически на 100% уверен.

Итак, мы всплыли. Первое впечатление от пещеры – маленькая глинистая пещерка, в которой довольно громко журчит бегущая отовсюду вода. Звуковой эффект ещё усиливался акустикой самой пещеры - в общем, было довольно громко. Пещерка была к тому же ещё и мрачноватой на вид, поскольку везде был тёмный налёт, да и порода была тёмно-коричневого цвета. Свет просто “тонул” в этой темноте.

Поочередно проверили воздух пещеры. Юра вытащил загубник, пока я ждал в контуре, и попробовал подышать. С Юрой не произошло никаких грустных изменений и я тоже спустя минуту вышел из ребризерного контура. Мы, в принципе, знали, что атмосфера в пещере пригодна для дыхания, но, как говорится, “бережёного ….”

Мы находились прямо перед завалом из глыб, которые уже видели из-под воды, но что находилось за ними, было непонятно и не видно.

Посоветовавшись, выбрались друг за другом на одну из глыб и осмотрелись.

Опасения подтвердились - прохода дальше не было. Точнее, можно было перебросить всё снаряжение через завал, но на это ушло бы слишком много времени и сил. К тому же сильно напрягаться после погружения не хотелось.

Оставили баллоны и скутера в воде, а ребризеры вытащили и поставили на одну из глыб, чтобы не дай Бог не затекли или ещё что, иначе пришлось бы плыть на открытом цикле назад, чего не очень хотелось.

Только взбравшись на вершину завала мы смогли детально осмотреть всю пещерку. Она оказалась довольно небольшой, метров 6-7 в длину и метра 3-4 в ширину. За завалом было другое озерцо, в котором угадывался проход дальше. Т.е. всё-таки мы были в правильном месте, но что же с проходом!?

Пока мы залезли наверх, я запыхался так, как будто убегал от тех самых пресловутых французских бесов. Сердце пыталось выпрыгнуть из груди, и начала гудеть голова. Посмотрел на Юру – ему, по-видимому, было не лучше. Сразу стало ясно, что пещера полна углекислого газа, его концентрация была довольно высока и это давало о себе знать такими симптомами. После того, как перестали двигаться, сердцебиение и темп дыхания постепенно пришли в норму. Поскольку концентрация углекислого газа была на неопасном уровне, мы решили не пользоваться кислородом для последующего пребывания. К тому же повышенная концентрация СО2 косвенно, но благоприятно сказывается на выведении накопившихся в тканях инертных газов.

Выгрузка ребризеров на завал и прыганье по глыбам отняли ещё остаток сил, и мы после короткого совещания решили не плыть дальше, а переждать тут 4 часа и потом плыть назад.

Вылезли до пояса из сухих костюмов и влючили наголовные лампочки Petzl, которые с нами приплыли в поддёве. Полностью из сухарей вылезать было нельзя, т.к. обуви с собой не было, да и везде было мокро и грязно. Следующее, что мы сделали, это с неописуемым удовольствием съели по Сникерсу, которые тоже приехали с нами в поддёве. Никогда не думал, что они такие вкусные! К счастью, сникерсов было у нас было по три на каждого и мы решили отложить оставшиеся два на потом.

Пока мы разбирались со снаряжением и обследовали пещеру, незаметно прошло два часа времени. Наши два Сникерса как раз делились на оставшиеся 2 часа, которые нам тут оставалось провести. Я, правда, таки не удержался и съел ещё один раньше времени. Последний, правда, приберёг напоследок, хотя еле сдержался :-) .

В пещерке было не очень жарко, к тому же сникерсы нас настроили на романтический лад - и мы решили зажечь свечи.

И зажечь совсем даже не в переносном смысле. Свечи и зажигалки мы тоже притащили с собой в поддёвах и карманах сухарей. Свеча у меня загораться не хотела, как, в принципе, и зажигалка. Юра стал пробовать разжечь свою свечку, но и его постигла неудача. Количество углекислоты не давало гореть ни зажигалкам, ни тем более свечам.

Через энное количество попыток мы оставили попытки сделать вечер томным и решили забраться повыше, зная, что углекислый газ имеет особенность скапливаться внизу. Единственным местом, которое более или менее подходило для этого, была полка-выступ под потолком, на которую мы и залезли. Полка напоминала узкую койку в плацкартном вагоне, после чего мы её так и окрестили – “плацкарта”. Тут мы ещё пару раз попробовали безуспешно разжечь огонь. Видимо даже наверху пещерки концентрация углекислого газа была слишком высокой…

Особое беспокойство у нас вызывали острые края поверхности всей пещеры. Отшлифованные края камней были острыми как бритва. Если порезать тут костюм, это было бы не самым хорошим событием за весь вечер, и так полный приключений. Правда, у нас с собой на этот случай были клей-герметик Аквашур и ускоритель Котол, которые приплыли с нами… Ну да, конечно же, в кармане сухарей.

Так, примостившись на “плацкарте”, избегая острых углов, мы потушили лампы и стали ждать… Хоть мы и устали, но спать не хотелось, и время тянулось, как резина. За час до нашего запланируемого отплытия съели по последнему Сникерсу, полностью одели сухари и проверили их на герметичность, прыгнув в озерцо. Затем проинспектировали и заново проверили ребризеры и остальное снаряжение. Из-за повышенного содержания углекислого газа усталость проявлялась сильнее, потому стащить всё снаряжение снова в воду было тем ещё заданием.

Наконец снаряжение плавает на поверхности воды и мы помогаем друг другу облачиться в “доспехи”. Последние приготовления, мы уходим с поверхности и берём обратный курс.

Назад плыть было намного легче - везде был теперь ходовик и наши стрелки. Всё бы хорошо, если бы не усталость от пребывания на поверхности.

Так мы довольно быстро доходим до 21м, где оставили наши донные стейджи и запасные скутера. Цепляем скутера, включаемся в донный тримикс и начинаем двигаться уже по проставленному ходовику снова в глубокую часть Ресселя.

Дорога домой всегда более короткая и весёлая что ли, потому мы быстро прошли отметку 80м, затем 75 и 70м и добрались до наших запасных стейджей на 1300 метровой отметке. Адреналин от глубины частично вытеснил накопившуюся усталость, и самочувствие было довольно бодрым. Закидываем стейджи на шлейки, снимаем стрелки и табличку и едем дальше. Поворот следует за поворотом, глубина медленно падает. Вот уже и ставшая чуть ли не родной “П-шка”, а вот пара поворотов - и уже стейджи на удалении в 850м. Больше половины пути мы уже проехали. Привычно крепим стейджи на шлейки, стрелки и таблички переезжают в карман. И вот снова трогаемся в путь.

Так, без особых приключений, мы добираемся до тримикса 30/30 на глубине в 39 метров, переходим на него и перекидываем донный газ снова на шлейки. Отсюда начинается долгая декомпрессия.

Постепенно всплывая, мы доходим до 21м, и тут нас ждёт снова смена газа - теперь уже на оставленный ранее 50% найтрокс. Убираем все стейджи на шлейки - теперь их уже по 8 на каждого. И вот с такой гирляндой двигаемся дальше.

Ехать на скутерах уже нет смысла, и мы просто плывём, придерживая их руками. К тому же, проходить декомпрессию в движении лучше, чем стоять на месте, да и лишние рывки скутером декомпрессию вовсе не улучшают.

Усталость, которая ушла на глубине, снова постепенно начинает возвращаться. Это чувствуется по слегка заторможенным движениям и реакции и почти непреодолимому желанию вылезти наконец на свет Божий.

Декомпрессия тянется своим чередом. Мы плывём, постепенно выходя в мелкую часть. Наконец выходим к кислородным стейджам, которые лежали на 9ти метровой глубине. Луч фонаря нам навстречу спрашивает, всё ли у нас ок. Это Дима приплыл помочь нам. Очень ему рады.

Скидываем все скутера и стейджи, сцепляя из них по хитрой методике в удобный и компактный для переноса плотик. Дима забирает сначала мой плотик и уезжает. С завистью смотрим ему вслед… Мы так уехать не можем - декомпрессию сидеть ещё долго.

Пока Дима со скутером начинает вывозить моё добро, мы тем временем смениваемся на кислород и начинаем проходить самую длинную часть декомпрессии. И самую скучную. Дима призжает снова и цепляет “плотик” Юры. Критически нас осматривает, потом спрашивает, всё ли у нас ок, и уезжает.

Ждём его снова - он должен будет забрать наши большие аккумуляторные блоки, сменить аккумуляторы внутри их и привести их назад, т.к. они практически уже пустые. Почти весь запас мы истратили на обогрев внутри пещеры по дороге туда и обратно.

Димы всё не было. Постепенно стало холодать… Дима отсутствовал :-)

Так мы и прошли декомпрессию на 6м, потом выше, выше и наконец мы замёрзшие, но счастливые (урррааа) всплываем на поверхность!

Вокруг уже кромешная тьма, на дворе ночь и только свет фонарей Димы и Алексея видны в темноте.

Так закончилось наше занятное ни много, ни мало 13 часовое погружение. Описывать, как мы вылезали, таскали снарягу, я не буду. Допишу, что Дима на вопрос о том, где он был и чего не приплыл за аккумуляторами, с искренним удивлением сказал, что он нас спросил, всё ли “ОК” и на наш положительный ответ решил, что нам больше ничего не нужно )))))) Такая вот непонятка вышла.

Ну и чая горячего было маловато (подколка для “инсайдеров”) :-)

Пара фоток напоследок - и мы едем домой.

Монгольские пчеловоды после дайва :-)

Долгий день в Ресселе закончился.

По технике погружения и снаряжению.

Погружения мы планировали со стандартным планировщиком по алгоритмам старого доброго товарища Бюльмана, модифицируя наш план ухищрениями гражданина Э. Бейкера и своими собственными познаниями теории декомпрессии и наработками с техниками предыдущих дайвов. Чтобы не расписывать долго процедуру планирования декомпрессии, могу только сказать, что она отличается от стандартных погружений в открытой воде. Ломаный пилообразный профиль пещеры, декомпрессия внутри массива на всплытии, обратный дайв через 3-4 часа накладывают свой отпечаток на планирование и проведение деки.

Поскольку мы с Юрой ныряем вместе уже приличное время, то никаких разногласий по поводу планирования декомпрессии у нас не было.

У нас было несколько планов, которые отличались по донному времени с интервалом в 10 минут и пара аварийных планов, которые нам пригодились в последствии. На самом деле аварийный план ничем особо не отличается от стандартного - просто донное время тут просчитывается исходя из возможных проблем под водой, где решение этих проблем выбьет из запланированного графика.

Все планы у нас находились в WetNotes - записных книжках, которыми довольно удобно пользоваться под водой, переписываться при необходимости, в которых даже находятся некоторые элементы снаряжения, зарисован план пещеры, расписан путь на всплытие в дальней части пещеры и т.п. В общем, WetNotes - вещь абсолютно незаменимая.

Проверка плана

Коли я начал описывать части снаряжения, то попробую чуть более детально остановиться на снаряжении, которое мы использовали при погружениях.

Забавно, но большая часть снаряжения была изготовлена мною. Это были, конечно, не баллоны и регуляторы, но не менее важные части:

ребризеры – моё детище Hyperion, который уже перешёл в версию номер 2.

Вкратце: Hyperion – это пассивный полузамкнутый ребризер (PSCR), который отличается особой надёжностью и неприхотливостью. В новой версии Гипериона части корпуса были изготовлены из карбона (сделав легче общий вес аппарата), канистра с поглотителем увеличена до 4,5 кг (меньше шансов на “проскок” углекислого газа на глубине и увеличенный общий ресурс пользования), также я изменил некоторые узлы ребризера по отношению к первой версии, сделав тем самым дыхание из него ещё более лёгким и комфортным. Это важный момент, т.к. долгие погружения с большой нагрузкой на лёгкие - совсем не то, чего бы мне хотелось. В общем, с присущей для создателя гордостью и как человек, который хорошо разбирается в ребризерах, могу с полной ответственностью заявить, что Hyperion, наверно, самый продвинутый ребризер в своём классе на сегодняшний день.

Hyperion со спаркой из 12л баллонов

Скутера тоже были сделаны с моей подачи - моторы более мощные, более быстрые. Мы пользовались классом “Магнум”- это самые большие скутера с весом около 48кг каждый и батареями в 50А (3 часа ходу). Их у нас было по два (основной и запасной).

Свет тоже был сделан мною. Карбоновый корпус аккумуляторных блоков делал их легче, меньше и надёжней.

Перечень снаряжения выглядил следующим образом (на каждого):

Ребризер Hyperion на спарке из 12л баллонов с донным газом и BOW

Баллон (14cuft) для поддува сухого костюма

Регуляторы Apeks (везде - как на спарках, так и на стейджах)

По два скутера

Основной свет 24Вт HID с двумя раздельными канистрами (10А и 20А) и плюс отдельно запасная головка 24Вт HID в кармане сухаря.

Бэкапные лампы Heser Backup (по две)

По две шпули, стрелки, по одной большой катушке, запасные маски, перепускной шланг для ребризеров, ветноуты.

Ласты Scubapro – Jetfins, маски Oceanic - Shadow

Компьютеры N2 от фирмы Heinrichs&Weikamp, компасы Suunto SK7

Сухие костюмы Scubaforce с подёвами от той же фирмы и подогревом Klan

В общей сложности по 9 стейджей на каждого:

О2 – по 2 штуки (для всплытия и деки на выходе)

50% Найтрокс - по 2 штуки (для всплытия и деки на выходе)

Тримикс 30/30 для деки на выходе.

По 4 донных стейджа с тримиксом 15/55 из которых 2 было при себе и два задепонировано на разном удалении.

Для сухой части на всплытии внутри пещеры:

Аквашур с Котолом (клей с ускорителем), свечи и зажигалки, по одной Petzl (налобная диодная лампочка) и конечно Сникерсы (мммм) J

В завершение хочется добавить, что это, вроде бы не самое простое погружение, – цветочки, ягодки ещё будут ;)

Юра Базилевский:

«В общем и целом, мы отлично провели время в этой чудесной пещерке, ставшей нам уже немного родной, почти привыкли жить на 70 м глубины, управлясь с кучей разнообразного снаряжения.

Скоро мы вернемся туда снова !»

До скорого, Рессель!

Как говорится, Stay tuned и спасибо за проявленный интерес к моему отчёту!

© Максим Васильев

ISE Cave Training Director, ISE IT, ISE Cave3, Wreck2, Explorer2 Instructor,
TDI IT + Full Cave instructor, Adv.Trimix etc.

Перепечатка текста возможна только с указанием автора и источника 

Комментариев - 2



 
 
 
 






 
Array
(
    [ITEMS] => Array
        (
            [0] => Array
                (
                    [ELEMENT_ID] => 89462
                    [PICT] => /upload/iblock/d3e/iblock_mag/s_1_jmqhdx_maiiw.jpg
                    [TEXT] => PROPERTY_MAGAZINE_DESC_VALUE
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /underwater-photo/editorial/14013/89462/slide_show/
                    [P] => Array
                        (
                            [SRC] => /upload/iblock/d3e/iblock_mag/ss_1_jmqhdx_maiiw.jpg
                            [WIDTH] => 93
                            [HEIGHT] => 70
                        )

                )

            [1] => Array
                (
                    [ELEMENT_ID] => 89463
                    [PICT] => /upload/iblock/698/iblock_mag/s_2_kcuwdd_fzqgy2.jpg
                    [TEXT] => PROPERTY_MAGAZINE_DESC_VALUE
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /underwater-photo/editorial/14013/89463/slide_show/
                    [P] => Array
                        (
                            [SRC] => /upload/iblock/698/iblock_mag/ss_2_kcuwdd_fzqgy2.jpg
                            [WIDTH] => 93
                            [HEIGHT] => 70
                        )

                )

            [2] => Array
                (
                    [ELEMENT_ID] => 89464
                    [PICT] => /upload/iblock/bac/iblock_mag/s_3_axsyldy_gzprlm.jpg
                    [TEXT] => PROPERTY_MAGAZINE_DESC_VALUE
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /underwater-photo/editorial/14013/89464/slide_show/
                    [P] => Array
                        (
                            [SRC] => /upload/iblock/bac/iblock_mag/ss_3_axsyldy_gzprlm.jpg
                            [WIDTH] => 93
                            [HEIGHT] => 70
                        )

                )

            [3] => Array
                (
                    [ELEMENT_ID] => 89465
                    [PICT] => /upload/iblock/72b/iblock_mag/s_4_Marcilhac-sur-Cllp.jpg
                    [TEXT] => PROPERTY_MAGAZINE_DESC_VALUE
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /underwater-photo/editorial/14013/89465/slide_show/
                    [P] => Array
                        (
                            [SRC] => /upload/iblock/72b/iblock_mag/ss_4_Marcilhac-sur-Cllp.jpg
                            [WIDTH] => 93
                            [HEIGHT] => 70
                        )

                )

            [4] => Array
                (
                    [ELEMENT_ID] => 89466
                    [PICT] => /upload/iblock/511/iblock_mag/s_5_Russo_turisto.jpg
                    [TEXT] => PROPERTY_MAGAZINE_DESC_VALUE
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /underwater-photo/editorial/14013/89466/slide_show/
                    [P] => Array
                        (
                            [SRC] => /upload/iblock/511/iblock_mag/ss_5_Russo_turisto.jpg
                            [WIDTH] => 93
                            [HEIGHT] => 70
                        )

                )

            [5] => Array
                (
                    [ELEMENT_ID] => 89467
                    [PICT] => /upload/iblock/3bd/iblock_mag/s_6_Ressel_Aufsicht_Gesamtplan.jpg
                    [TEXT] => PROPERTY_MAGAZINE_DESC_VALUE
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /underwater-photo/editorial/14013/89467/slide_show/
                    [P] => Array
                        (
                            [SRC] => /upload/iblock/3bd/iblock_mag/ss_6_Ressel_Aufsicht_Gesamtplan.jpg
                            [WIDTH] => 93
                            [HEIGHT] => 70
                        )

                )

            [6] => Array
                (
                    [ELEMENT_ID] => 89468
                    [PICT] => /upload/iblock/9a3/iblock_mag/s_7_lgchyq_GoPro_moympml_oyraz_zhxogdqyz_uxwmj_doqc.jpg
                    [TEXT] => PROPERTY_MAGAZINE_DESC_VALUE
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /underwater-photo/editorial/14013/89468/slide_show/
                    [P] => Array
                        (
                            [SRC] => /upload/iblock/9a3/iblock_mag/ss_7_lgchyq_GoPro_moympml_oyraz_zhxogdqyz_uxwmj_doqc.jpg
                            [WIDTH] => 93
                            [HEIGHT] => 70
                        )

                )

            [7] => Array
                (
                    [ELEMENT_ID] => 89469
                    [PICT] => /upload/iblock/532/iblock_mag/s_8_fmepqtfsyjj.jpg
                    [TEXT] => PROPERTY_MAGAZINE_DESC_VALUE
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /underwater-photo/editorial/14013/89469/slide_show/
                    [P] => Array
                        (
                            [SRC] => /upload/iblock/532/iblock_mag/ss_8_fmepqtfsyjj.jpg
                            [WIDTH] => 93
                            [HEIGHT] => 70
                        )

                )

            [8] => Array
                (
                    [ELEMENT_ID] => 89470
                    [PICT] => /upload/iblock/107/iblock_mag/s_9_vqibj_gksjji.jpg
                    [TEXT] => PROPERTY_MAGAZINE_DESC_VALUE
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /underwater-photo/editorial/14013/89470/slide_show/
                    [P] => Array
                        (
                            [SRC] => /upload/iblock/107/iblock_mag/ss_9_vqibj_gksjji.jpg
                            [WIDTH] => 93
                            [HEIGHT] => 70
                        )

                )

            [9] => Array
                (
                    [ELEMENT_ID] => 89471
                    [PICT] => /upload/iblock/2b5/iblock_mag/s_10_uqo_uwic_kwcwddwv_k....jpg
                    [TEXT] => PROPERTY_MAGAZINE_DESC_VALUE
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /underwater-photo/editorial/14013/89471/slide_show/
                    [P] => Array
                        (
                            [SRC] => /upload/iblock/2b5/iblock_mag/ss_10_uqo_uwic_kwcwddwv_k....jpg
                            [WIDTH] => 93
                            [HEIGHT] => 70
                        )

                )

            [10] => Array
                (
                    [ELEMENT_ID] => 89472
                    [PICT] => /upload/iblock/16b/iblock_mag/s_11_vvkxjbxmrak_ummopqjxp_cwday_lbiin.jpg
                    [TEXT] => PROPERTY_MAGAZINE_DESC_VALUE
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /underwater-photo/editorial/14013/89472/slide_show/
                    [P] => Array
                        (
                            [SRC] => /upload/iblock/16b/iblock_mag/ss_11_vvkxjbxmrak_ummopqjxp_cwday_lbiin.jpg
                            [WIDTH] => 93
                            [HEIGHT] => 70
                        )

                )

            [11] => Array
                (
                    [ELEMENT_ID] => 89473
                    [PICT] => /upload/iblock/f89/iblock_mag/s_12_vceixjrc_kkikp.jpg
                    [TEXT] => PROPERTY_MAGAZINE_DESC_VALUE
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /underwater-photo/editorial/14013/89473/slide_show/
                    [P] => Array
                        (
                            [SRC] => /upload/iblock/f89/iblock_mag/ss_12_vceixjrc_kkikp.jpg
                            [WIDTH] => 93
                            [HEIGHT] => 70
                        )

                )

            [12] => Array
                (
                    [ELEMENT_ID] => 89474
                    [PICT] => /upload/iblock/632/iblock_mag/s_13_Hyperion_y_cqjnzuc_fe_12g.jpg
                    [TEXT] => PROPERTY_MAGAZINE_DESC_VALUE
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /underwater-photo/editorial/14013/89474/slide_show/
                    [P] => Array
                        (
                            [SRC] => /upload/iblock/632/iblock_mag/ss_13_Hyperion_y_cqjnzuc_fe_12g.jpg
                            [WIDTH] => 93
                            [HEIGHT] => 70
                        )

                )

            [13] => Array
                (
                    [ELEMENT_ID] => 89475
                    [PICT] => /upload/iblock/4ef/iblock_mag/s_14_zt_liyiwsz_ztfnxcr!.jpg
                    [TEXT] => PROPERTY_MAGAZINE_DESC_VALUE
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /underwater-photo/editorial/14013/89475/slide_show/
                    [P] => Array
                        (
                            [SRC] => /upload/iblock/4ef/iblock_mag/ss_14_zt_liyiwsz_ztfnxcr!.jpg
                            [WIDTH] => 93
                            [HEIGHT] => 70
                        )

                )

        )

    [WRAP] => both
)


загрузка карты...
 
© DivePlanet 2022