Подводное фото - NEW
Подводное фото недели
Наземное фото недели
Случайное фото
Поиск по сайту

Глубокие пещеры парка Рас-Мохаммед

Автор публикации Геннадий Фурсов

История эта началась в 2001 году, когда мой товарищ, известный английский технический дайвер и инструктор, Ли Канингем, проводил очередные тримиксные курсы в Шарм эль Шейхе, где он живет уже долгое время, и погружения происходили, в частности, в национальном парке Рас Мохаммед. Студентом его на этот раз был некий Франциско Ортигоза, по профессии геофизик. Он то и предположил, осмотрев рельеф скал на поверхности, что под водой, в районе дайв сайта Jeckfish Alley существуют разломы – каньон, либо пещеры. И это предположение нашло свое подтверждение. Во время одного из последующих погружений Ли, Франц и французский дайвер Том обнаружили вход в пещеру на глубине 63 метра. Они исследовали пещеру, проложили стационарный ходовик. Максимальная глубина пещеры – 90 метров, но на семидесяти пяти был виден узкий, непроходимый ход, ведущий вглубь рифового массива. Значит, пещера может иметь свое продолжение.

Исследовав рифовую стену снаружи на большей глубине, Ли и Том нашли еще один вход в пещеру, на этот раз на глубине 80 метров. Попытавшись зайти внутрь, они обнаружили вертикальный колодец, уходящий в глубину, определенно более 100 метров. Каким бы это ни казалось захватывающим приключением, Ли и Том решили отложить исследования до тех пор, пока не пройдут соответствующую пещерную подготовку.

Но, как часто в жизни бывает, до обучения руки не дошли еще долгие шесть лет.

Продолжение эта история получила уже в 2007 году, когда я и, приезжающий нырять ко мне Сергей Долотов, исходив все известные технические дайв сайты вокруг Шарма, стали искать новых мест погружений. На Рас Мохаммеде нырять было негде абсолютно. Стенка Шарк рифа и неглубокий каньон на Ил Гарден и все. Ну, к кому было обратиться за информацией, как не к Ли. Он то и подсказал примерные координаты и описания первой, «неглубокой» пещеры. Нашли мы ее не с первого раза, но нашли. Пещера потрясающая – широкая, не мутящаяся, в разных уровнях и с переходами. Еще и ходовик проложен. Край его отвязался и плавал свободно, мы его примотали на место.

Выйдя на борт корабля, я тут же перезвонил Ли, поделился впечатлениями и спросил: «А еще где понырять?» «Ниже по склону есть вход в еще одну пещеру» - ответил он. В следующий выход на Рас Мохаммед вход в «глубокую» пещеру, который находится на 80 метрах, мы с Сергеем нашли довольно быстро. Едва войдя внутрь, мы увидели довольно широкий разлом, вертикально уходящий вниз, в черноту. Падаем. На глубине 100 метров видно дно, плавно уходящее еще глубже и взгляду открывается огромный разлом пещеры, скрывающийся за пределами мощности фонарей. Я как завороженный очень медленно плыву вперед, осматривая зал пещеры. Потрясающе! Ее грандиозность захватывает дух. Но, для дальнейшего ее исследования нужны другие запасы газа. Разворачиваемся, выходим наружу.

С этого дня пещера завладела моими мыслями. Как только выдавалась возможность, я снова и снова нырял в нее. Нашел еще один вход. Вернее, тот, первый, найденный нами был новым. А через тот, который я обнаружил позже, как раз и заходили в пещеру Ли с товарищами в 2001 году. Но ни разу, даже на расстоянии я не видел края пещеры. Дальнейшее ее исследование требовало больше времени и газов. Компания OceanTec в лице ее владельца мистера Чада выразила готовность спонсировать проект. Известный московский инструктор Оксана Истратова предложила проводить это исследование в рамках задуманного ею Red Sea Deep Chart Project. Я позвонил Ли, спросил, составит ли он мне компанию. Ли с энтузиазмом согласился и взялся подобрать команду поддержки. Так определились участники, сроки и формат проекта. Но оставался один нюанс. Тогда, в 2001 году, Ли не стал нырять в эту пещеру из-за отсутствия соответствующей подготовки. Но за все это время он ее так и не получил. У англичан можно поучиться основательности подхода к делу. Ли и вся подобранная им команда накануне начала проекта отправляются в Мексику для прохождения пещерных курсов. Мне из-за сложностей с визой приходится ехать по тому же поводу в Тайланд.

Начало проекта назначено на 22 июня 2007 год. Ocean College любезно предоставил свой корабль Seagull. Администрация национального парка Рас Мохаммед дает разрешение на швартовку нашего корабля в районе дайв сайта Jeckfish Alley. Команда разбита на несколько групп: я и Leigh Cunningam – основные ныряльщики, задача которых – прохождение и исследование глубокой пещеры. Paul Doozer и Neil Black – вторая команда, задача которой – картографирование «мелкой» пещеры. Jimmy Jewel, Jim Dowling и Dave Summerfield – третья команда, также направленная на картографирование «мелкой» пещеры. Все участники – английские технодайверы и инструкторы, работающие в Шарме. Оксана Истратова – мой «глубокий» суппорт. Нина Прейзнер, рекордсменка, погружавшаяся на Йоланду – «глубокий» суппорт Ли. Также участвует команда «мелких» суппортов, подводный видеооператор Валентина Куккьяра (Италия), которую страхует тот самый Том (Thomas Chabbanne, Франция), тележурналист РТР Сева Кущинский.

Дальше хронология проекта.

22 июня. Моя конфигурация снаряжения – 20-литровая стальная спарка с Тх 14/50 + два 12 литровых стэйджа с EANx32 и EANx80. У Ли – независимая 18-литровая спарка, остальное снаряжение аналогично. Neil и Doozer пользуются 15-литровыми спарками, у остальных – стандартные алюминиевые 12-литровые. Я пользуюсь регуляторами Apex ATX 100, декомпрессиметры – два VR3 и Suunto Vyper в качестве боттомтаймера. У Ли – регуляторы Scubapro и компьютер NiTek Helium. На это погружение всеми участниками проекта запланировано обустройство и картографирование «мелкой» пещеры. Задача суппортов – сориентироваться на месте погружения для дальнейшей уверенной работы. Мы с Ли прокладываем новый ходовик от входа пещеры до самой глубокой точки 90 метров, устанавливаем на нем стрелки, делаем замеры глубин и направлений по компасу. Другие участники проекта убирают старый ходовик, делают зарисовки пещеры. В целом погружение проходит штатно, без проблем и происшествий.

23 июня. Пять участников проекта продолжают картографирование «мелкой» пещеры, получившей название Reapers Lair. Я и Ли начинаем прокладывание ходовика и зарисовку глубокой пещеры, в итоге получившей название Devil’s Eye. Наш донный газ – Тх 10/60. Добавляются еще два 12-литровых стэйджа – ран газ Тх 14/50 и Тх 32/25. Деко газы – EANx60 и О2. В задачу суппортов входил спуск ко входу в пещеру, контроль за снятыми стейджами во время нашей работы внутри пещеры, смена наших баллонов с использованным ран газом на деко стейдж на 39 метрах и доставка использованных стейджей на поверхность. Кислород для нас был размещен на деко станции, устанавливаемой ежедневно перед началом погружений. Перед самым входом в пещеру у меня гаснет основной фонарь, включить который так и не удается. Чтобы не срывать погружение, пользуюсь крохотным бэкапом фирмы UK. В кромешной тьме он светит довольно ярко. Прокладываем ходовик от зоны проникновения дневного света вертикально вниз, до 100 метров. Ведем его в углубление, заканчивающееся тупиком на 108 метрах. Привязываем и обрезаем шнур, устанавливаем стрелку, возвращаемся к «перестежке» на 100 метрах и проходим еще немного вглубь по ходу основного разлома. Все еще знакомые места, края пещеры пока так и не видно. Время на дне – 25 минут, максимально достигнутая глубина – 113 метров. Впереди – долгих несколько часов декомпрессии. В этот день не все для нашей команды прошло гладко – одна из «мелких» суппортов, максимальная глубина погружения которой составила 60 метров, всплыла с симптомами ДКБ. Вызвали спасателей, которые оперативно доставили ее в барокамеру.


24 июня. Я и Ли продолжаем исследование глубокой пещеры. Конфигурация баллонов и смеси те же, рассчитанные на прохождение до 130 метров. Оставляем все ран и деко газы у входа в пещеру на суппортов, падаем до ста метров, привязываем ходовик к вчерашней перестежке и направляемся вглубь пещеры, по ходу огромного сводчатого разлома. Дно пещеры уходит глубже, очередная перестежка на 111 метрах. Посередине зала огромный камень, падающий сверху, застрял между двух вертикальных стен. Можно плыть как над, так и под ним. Рядом с камнем вниз уходит еще один «отныр». Исследуем его. На 120 метрах – тупик. Решаем ходовик не оставлять, возвращаемся и продолжаем проход вдоль основного зала. Я на слейте записываю глубины и координаты направлений по компасу. Вижу край! Свод пещеры снижается и передо мной вертикальная стена, но слева, среди образований, похожих на кораллы (откуда кораллы на глубине 110 метров в кромешной тьме?) виден круглый лаз. Как раз у него и заканчивается линь на нашей ходовой катушке. Т.е. от точки, с которой мы начали прокладывать ходовик сегодня – 45 метров. Еще 20 – вертикального подъема вверх до выхода из пещеры. В лаз можно пройти только по одному. Глубина 114 метов. По очереди заглядываем внутрь. За сужением ход снова расширяется и идет вглубь. Будет чем заняться завтра, а сейчас время возвращаться к солнечному свету. У декостанции встречаемся с другими участниками проекта и, чтобы время текло быстрее – играем в «стэйджбол». Пустой стэйдж с силой толкается вниз и, имея положительную плавучесть, он начинает всплывать. Стэйдж подхватывает напарник и передает его обратно. Как в мяч. Главное, чтобы был кто-то, кто всплывал бы за не пойманными стэйджами.

Посмотреть на это действо можно здесь:
http://photofile.ru/users/superstardiver/video/u55383514c/view/

Общее время погружения в этот день – более четырех часов.

25 июня. Заключительный день проекта. Вновь по поверхности доплываем до выпущенного заранее Томом буя – точки спуска. Стараемся не терять времени. Спуск, отстегивание стэйджей у входа в пещеру и проход до вчерашнего сужения занимают семь минут. Привязываем ходовик так, чтобы он оставался непрерывным и по одному проходим в сужение. Ход, по сравнению с началом пещеры, стал уже, но двигаться по одному вполне комфортно. Глубина увеличивается – на моем компьютере 120 метров. Ли торопится, надо будет еще выбираться отсюда, а спарки хоть и 20-литровые, но не безграничные. Ход буквой S уходит вниз. Ли буквально падает в него, я за ним. Нашим глазам открывается коридор, все еще уходящий вглубь и вдаль. Проходим еще вперед, пока не заканчивается линь на катушке, т.е. еще 45 метров от входа. Глубина – 130 метров. Края пещеры я так и не увидел, даже в свете мощного Salvo. Ли тщательно приматывает линь к выступу на стене, обрезает его, чтобы забрать катушку, обмениваемся сигналами «возвращаемся» и идем к выходу. Выход и декомпрессия проходят без эксцессов.


Подводя итоги, могу сказать, что проект был успешным. Была насколько возможно исследована глубокая пещера, установлены стационарные ходовики, достигнута глубина, запланированная как максимальная, проведена зарисовка и составлены карты пещер, что, насколько я знаю, в нашем регионе сделано было впервые. Несколько позже нашей командой в обеих пещерах были установлены предупреждающие знаки, предостерегающие дайверов, не имеющих соответствующей подготовки от проникновения внутрь пещеры. После окончания проекта я продолжаю нырять в эти пещеры, корректируя карты, осматривая и находя все новые детали. В одно из таких погружений вместе с Сергеем Долотовым и Андреем Чистяковым мы установили дополнительный ходовик от начала второго входа в Devil’s Eye до основной линии, что дало возможность делать «траверсы» в глубокой пещере.

Этот проект получил довольно широкое освещение в средствах массовой информации. 19 июля 2007 года вышел сюжет на РТР Спорт в программе Точка отрыва. Были публикации в российских журналах Октопус (#4 2007), Men’s Heаlth (ноябрь 2007), польском Wielki BLekit (#6 2007), английском Dive (Aug 2007).

Текст и схемы - Геннадий Фурсов (опубликовано на DivePlanet с персонального разрешения автора)
Персональный сайт автора - http://www.divexpert.ru

Фото - Андрей Рянский
 


Возврат к списку

© DivePlanet 2020